Жизнь как пример

Жизнь как пример

Честно признаюсь, что о Фее Михайловне Дорофеевой до этого слышала много, а вот встретилась с ней впервые.  

И лишь после одного взгляда на эту женщину сразу пришел первый вопрос: «А какой вы были в детстве?». Ответ получила очень ожидаемый: «Боевой, веселой, озорной и даже драчливой!». Ну, не могла эта женщина с зорким, прямым взглядом, которой до 100 остается каких-то четыре года, быть в детстве другой!

Родилась Фея Михайловна 22 мая далекого 1923 года в Ростовской области, в Кагальницком районе.

...Войну объявили, когда она, учащаяся рабфака, была на выпускном вечере в школе №1, куда была приглашена. После окончания рабфака (шел 1942 год) хотела поступать с подругой в летное училище. Но медкомиссию под  Ростовом она не прошла - обнаружили порок сердца.

Поступила в Новочеркасский ветеринарный институт. Проучилась месяца два, когда их собрали и объявили: "Кто из вас хочет защищать Родину?".  Надо сказать, что к тому времени практически все ребята уже были мобилизованы. И вопрос этот задавали им, совсем молоденьким девчонкам. Добровольцев оказалось 15.

На тот момент брат уже воевал в Эстонии, где позже и погиб. Плачущей маме сказала: "Или грудь в крестах, или голова в кустах". Сначала их увезли в бывший пионерлагерь на Волге. Место закрытое, охраняемое. Готовили медсестер.  К тому времени у Феи уже были за плечами курсы Красного Креста, оконченные в Сулине. 

Потом был Сталинград, район, где находился Дом Павлова. Волга в этих местах текла меж высоких берегов. Вот там, в крутых откосах, и были вырыты землянки, где находились девушки. Ночью на веревках им спускали раненых бойцов, которых они выхаживали.

В момент, когда раненых переносили на баржу, они попали под бомбежку. Было очень много погибших. Тогда она получила первое ранение (а всего их было три). И, будучи сама раненой, продолжала помогать бойцам. И даже из эвакогоспиталя, куда попала после этого, все равно сбежала.

Далее - 5-я ударная армия. Сначала -   писарь-каптенармус в роте охраны. Медиком быть уже не могла. Не переносила вид раны - сразу становилось плохо. Каптенармус -  такое с французским "привкусом" название. На деле - пополнение бойцов на место погибших и снабжение продовольствием.

Был случай, когда ехали за пополнением верхом на лошадях. Увидела, как пролетела немецкая "рама" и выбросила десант на освобожденную территорию. Именно там находилась ее охранная рота. Фея сразу закричала: "Возвращаемся назад!". Она успела предупредить своих! И сохранила свою роту. За этот поступок была представлена к ордену Красной Звезды. Да только есть такое понятие, как "человеческая подлость". К сожалению, и на фронте она встречалась.  Не дошел этот орден до девушки. А вот что касается людей, совершавших подлые поступки, Фея Михайловна говорит так: "Они всегда были наказаны".

А дальше были Украина, Молдавия, Белоруссия, Польша. И последняя точка - Берлин. Мы знаем про подвиг Александра Матросова. Фея Михайловна говорит, что под Берлином такой подвиг совершали многие простые солдаты, спасая при этом целые части.

И, пожалуй, самый интересный, интригующий момент военного времени. Фея была свидетелем подписания акта о капитуляции фашистской Германии. Проходило это событие в двух-этажном здании перед немецким пехотным училищем. Пригласили жительниц Берлина - немок, которые до блеска вымыли, вычистили здание. Были сделаны клумбы, постелены ковры.

А за два дня до этого, ночью, Фею разбудили и приказали срочно разыскать тех военнослужащих, кто хорошо рисует. И за двое суток выполнить портреты руководителей тех стран, представители которых будут подписывать акт о безоговорочной капитуляции (конечно, кроме немцев). И они сделали это! Нашли и фото в газетах, разыскали художников. Портреты были высотой в два метра!

Еще хочется отметить очень важный факт: Фее было доверено получение всех наиважнейших документов, включая пакеты от Сталина. Недаром термин «каптенармус», по умолчанию, задумывался как «очень надежный человек».

И вот самый ответственный момент. В центре комнаты - стол, накрытый бархатной скатертью. Жукову подали ручку для подписи, но он возразил: "У меня своя, золотая". Вытащил ее и размашисто расписался.  И - радость! Огромная, переполняющая до краев. Победа!

Все это Фея видела собственными глазами из-за шторы, находясь в соседней комнате. А дальше - еще год в Германии, под Гамбургом. Занималась снабжением продуктами. А в мае 1945 года у Феи Михайловны было еще одно очень важное событие - регистрация брака с начальником передвижной электростанции Сергеем Дорофеевым в Берлине.

Дорофеев был москвич. Поэтому молодые уехали в столицу. И вроде все было замечательно. Но сказывались военные годы. Фея все время болела: были проблемы с сердцем. Это сейчас все рвутся в Москву. А вот тогда нашей героине она совсем не приглянулась. Говорит: "Не понравилась мне Москва. Я просто оттуда сбежала домой, в Красный Сулин".

Поступила в Новочеркасский учительский институт на факультет "Русский язык и литература", затем - в Ростовский педагогический институт. Работала в вечерней школе. В школе №5 была секретарем партийной организации.

От Ростова занималась распространением научных знаний в горкоме партии, а после окончания в Воронеже логопедических курсов еще 16 лет работала логопедом. После выхода на пенсию продолжала трудиться.

Всего же у Феи Михайловны почти 50 лет трудового стажа!

Ее военные награды: орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За освобождение Белоруссии», «За победу над Германией», медаль Жукова. Вот такой она человек!

Лидия Егорова.  Фото автора.