Серия публикаций к 75-летию Великой Победы: Русский  солдат

Серия публикаций к 75-летию Великой Победы: Русский солдат

В паспорте Николая Васильевича Соколова стоит дата рождения - 27 июня 1925 года. Только говорит она лишь о том, что когда родители пришли в сельсовет с малышом для регистрации, ту дату им и поставили. Реально Николай Васильевич родился 9 мая 1925 года. И, наверное, не просто так где-то наверху решили выбрать для него именно этот день для рождения.

Соколов

А пока рос мальчишка в селе Прохоровка, ходил в школу. С первого по четвертый класс - здесь, в родном селе, а вот в пятый - пешком в соседнюю Пролетарку. Ему было около 15, когда окончил пятый класс. Собрались 6-8 знакомых пацанов и решили работать в колхозе. Возили на бричках, запряженных быками, зерно на ток. Перед самой войной ему было 17 с половиной. На тот момент они уже работали в тракторной бригаде.

Он прекрасно помнит, как на центральной площади Красного Сулина слушали они с матерью объявление Юрия Левитана. Как бежал народ к рупору, как стояла молчаливая толпа. И как разбрелась после, оставив площадь совершенно пустынной. И это ощущение враз рухнувшей жизни…

Из их тракторной бригады возрастных трактористов сразу забрали на фронт вместе с тракторами (гусеничные трактора использовались в качестве тягачей для пушек). Оставшиеся три колесных трактора молодежь пыталась эвакуировать. Но переправу через Дон уже разбомбили, и ребята вернулись домой.

22 апреля 1943 года попал на фронт и Николай. Их привезли в г. Пугачев на Урале. Три месяца обучали военному делу в военном училище, а дальше - формирование дивизии в Ворошиловграде (Луганск). На тот момент Ростов был освобожден. И вот уже Николай Соколов  - пулеметчик "Максима" на 4-м Украинском фронте, в 381-й стрелковой дивизии, в 1275-м полку. 

Отчетливо врезалась ему в память переправа через Днепр. Пятьдесят километров к Днепру подходили пешком. Вышли на несколько деревень. На восточном берегу наши, на западном - немцы. Был приказ разойтись по деревням. Чтобы ни единый человек в светлое время суток не показывался. Приказ выйти из укрытия был дан только к вечеру, когда стемнело. Тогда только их покормили. 

Через Днепр переправлялись на заре по бревенчатым настилам, на понтонах. С тыла за это время подогнали "катюши", дали залп, обеспечив этим прикрытие. Это сработало. Немцы побежали, а дивизия начала переправу. И, не останавливаясь, все дальше на запад. В уличных боях был освобожден Днепропетровск. Заходили с востока, вышли с западной стороны. И гнали, гнали немцев…

В ноябре 1943-го освободили Мелитополь и пошли на Крым. Была цель - взять Перекоп. С первой попытки это не удалось. Перед дивизией выступил командир, и новый приказ - на штурм. Шли стеной. Помогли подошедшие танки, обстреляли хорошо окопавшихся немцев и дали возможность пехоте прорваться. Немцев в этом бою было уничтожено много. А Николай Васильевич получил медаль "За отвагу".

Дивизия все дальше прорывалась в глубь Крыма. Там в бою за г. Армянск 1 декабря 1943 года Николай Васильевич получил тяжелое ранение. Были перебиты кости правой руки, а левое бедро пробито насквозь. Спасли товарищи - погрузили на повозку и увезли в тыл. Здоровье поправлял в госпитале г. Днепропетровска, а затем в санатории, в Железноводске. Потерял много крови. Так что после излечения такая слабость была, что дали ему отпуск и отправили домой. 

Помнит Николай Васильевич и тот момент, когда начальник госпиталя вопрос задавал, есть ли у них корова. Вот родная прохоровская буренка его и спасла. Натуральное питание свою роль сыграло. Пока был в отпуске, еженедельно вызывали в военкомат: у него никак не заживала рана на руке. Оказалось, что кость была раздроблена. Однажды ночью осколки вы-шли, и рана затянулась. И сразу - на фронт. 

Соколов прибыл на сборный пункт в Батайск, затем в Новочеркасск (там шло формирование новой дивизии). И вновь - рывок на Запад. Начали с г. Кросно в Польше. Освобождали Польшу, Германию, потом были Румыния, Чехослования. Дошли до Альп. Освободили Альпийские горы. 

И вот долгожданный приказ - на Берлин! Под Берлином в жесточайшем бою он получил второе ранение (пулями и осколками была пробита правая стопа). Теперь лечение Николай проходил в польском Кракове. 

А еще до ранения было в его жизни освобождение узников в концлагерях Катовице и Освенцим. Был еще случай, когда наткнулись на закрытые вагоны на железной дороге. Открыли их, а там узники. Вот и в Катовице лагерь был закрыт, ворота на замке. Пришлось бросить гранату. Когда путь был открыт, оттуда хлынули люди, напоминавшие скелеты. Обессилевшие, они падали друг на друга, пытаясь вырваться из того места, что стало для них адом. Многие просто задохнулись, так и оставшись внизу, под наваленными телами. В Освенциме наши солдаты заходили внутрь, видели камеры, печи. Везде стояла удушающая вонь. Память хранит всё...

После второго ранения война для Соколова закончилась. А вот военная служба нет, не отпустила. Служил еще пять лет на границе Польши с Украиной. Участвовал в ликвидации бандеровцев и коллективизации в селах Западной Украины. В г. Стрий строили аэродром. Именно оттуда, из Стрия, был демобилизован в 1950 году.

Восемь лет не был дома Николай Соколов. Вернулся в родную Прохоровку, стал работать в колхозе водителем, женился на Марии Григорьевне, родились дети: Надежда, Любовь, Василий, Владимир, Сергей. А глава семейства работал уже на шахте №61 слесарем, потом учился на механика. Окончил горно - металлургический техникум в Красном Сулине и работал горным мастером в лаве. Последние 16 лет - в карьере на щебзаводе.

Я задала вопрос Николаю Васильевичу, что же врезалось в память больше всего из того фронтового времени. И получила ответ, который вначале удивил тем, что он ответом вроде и не являлся: "Я на фронте ничего не боялся. Ни смерти, ни фашистов. Чувство ненависти было сильнее разума, сознания. Лицом к лицу встречался с врагом и жалости не испытывал. Не только Катовице, Освенцим, но и людей на виселицах я видел собственными глазами". 

И я поняла: нет у него события, которое можно как-то выделить из того фронтового времени. Все это одно кровавое, страшное событие, оставшееся в памяти Николая Васильевича навсегда...

Сейчас Н.В. Соколов - инвалид второй группы, помимо медали "За отвагу", у него есть орден Отечественной войны, медаль "За победу над Германией".

Лидия Егорова.