Previous Next

Разве можно это забыть?!

27 января в нашей стране вспоминают очень значимую дату – снятие блокады Ленинграда в 1944 году.  Блокада Ленинграда во время Великой Отечественной войны длилась 872 дня - с 8 сентября 1941 года. За это время из города были эвакуированы более 1,5 млн. человек.

Сегодня историки считают, что число умерших за это время такое же - 1,5 млн. Военные же потери составили почти 470 человек. Самым тяжелым для города периодом стала зима 1941-1942 годов. Но все это сухие цифры, за которыми жизнь большого красивого города с его жителями, вынужденными умирать голодной смертью.

И сегодня хочется рассказать те истории, которые когда-то поразили автора этого материала, запали глубоко в память и душу. Гораздо позже узнала, что некоторые из них были описаны в книге Даниила Гранина и Алеся Адамовича «Блокада». Многие другие Д. Гранин приводил в своей речи в бундестаге, куда его, 95-летнего, пригласили выступить в 2014 году в знакомую россиянам дату – 27 января.

Речь была настолько пронзительна, что в течение часового выступления писателя в зале стояла мертвая тишина, а после – зал аплодировал стоя. О чем же говорил известный прозаик-фронтовик, не понаслышке знавший ситуацию тех лет? Его слова: «Сегодня у нас в Петербурге люди идут на Пискаревское кладбище и кладут на могилу сухари…».

Вот одна из историй, им рассказанная (когда-то автор этого материала сама читала ее с ужасом). Сегодня все же мы приведем ее здесь.

У женщины умирает младший, трехлетний ребенок, сын. Она не выносит его из квартиры. Кладет между рамами окна. А затем, по кусочку отрезая от замерзшего тела, кормит свою 12-летнюю дочь. Собрав всю волю в кулак, она не позволила себе сойти с ума и умереть. Дочь выжила. Гранин встречался с ней спустя годы. О тех страшных подробностях выжившая девочка узнала гораздо позже.

За 25 дней декабря 1941-го в городе умерли 40 тысяч человек. В феврале уже ежедневно умирали от голода по 3,5 тысячи.

Стояли жуткие морозы (-30-35 0С). Не было отопления, света, воды… Те, кто жил рядом с Невой, делали проруби, носили воду ведрами. А это не только 1-2 этажи, но и 4-5-е. В буржуйках сгорали дрова, которые когда-то служили мебелью, паркетом. На улицах и в подъездах лежали трупы, завернутые в простыни…

Хлебные карточки ввели в октябре, а уже в ноябре вместо 400 г для рабочих и 200 г для служащих они имели другой вес: 250 г для рабочих и 125 г для служащих и детей. В городе были пункты, где людям раздавали кипяток. И это нередко просто спасало им жизнь.

И отдельно хочется сказать о тех, кто был согрет теплотой и любовью в ленинградских семьях  в мирное время, - о животных. В Ленинграде практически не осталось животных: их просто съели. Очень трогательный случай описан в «Блокаде» на эту тему.

В семье, где живут отец, мать и девочка, есть еще кот, который уже совершенно не похож на кота. Это настоящий дистрофик. И попугайчик. Девочка строго следит, чтобы клетка всегда была закрыта. Но однажды семья увидела, что дверца нараспашку, а клетка пуста. Эту парочку обнаружили на стуле. Кот Макс бережно, свернувшись калачиком, согревал попугая. Он не стал есть попугая даже после его смерти…

А вот случай, который описывала в своем дневнике ленинградская школьница. На углу Мойки и Невского собралась толпа людей, что-то рассматривая за стеклом столовой. Оказывается, там лежала кошка с котятами. Люди стояли в полной тишине. Стояли улыбаясь. Ведь это была картина из прежней, такой замечательной жизни...

В январе 1944-го, когда улучшилось снабжение Ленинграда, зашла речь о восстановлении популяции животных. В то же время из-за ограничения ресурсов разведение животных строго контролировалось. Было даже издано специальное извещение земельного отдела Ленгорисполкома о том, что скот, завезенный без согласия горземотдела, снабжаться кормами не будет.

А вот такой интересный факт. В 1944 году котенок в Ленинграде стоил 500 рублей – это цена 10 кг хлеба на черном рынке! Да, вот такой, поистине «золотой» котенок получался. И была на это очень уважительная причина: в городе «царствовали» крысы.

Выстоял, выжил Ленинград. Оправился от боли, от пережитого. Давно вернулся к своему истинному предназначению - культурная столица нашей страны.  Вот только память о пережитом  - надолго.

P.S.: А кот Макс стал настоящей достопримечательностью Ленинграда, на него даже приходили смотреть. Практически редкий представитель кошачьих, выживший в блокаду. Судьба подарила ему еще целых 13 лет жизни. 

Лидия Егорова.