Previous Next

Путешествуем вместе с "КВ": Подкинуть работу второму ангелу

Нас ждут «пламенные младенцы»

Иногда все в жизни хорошо. Ну, просто очень… И хочется поблагодарить за это Господа. Может, конечно, он и не нуждается в моей благодарности… Но я все-таки решил потрудиться во славу Божью и сходить в Крестный ход. Выбрал Климковский - "Пламенные младенцы".

 Моя многочисленная родня была в недоумении: зачем? А мне вспомнилась притча про двух ангелов. Они собрались в отпуск. Первый говорит: "Реально уморился! Все время в движении! С Земли - на небо, с неба - на Землю, оттуда опять на небо и так без передыху. Пяти минут нет свободных". Второй ангел отвечает: "А я вроде бы не устал. Сижу весь день на облаке, ноги свесив. Редко, когда сгоняю на Землю, вернусь на небо и опять отдыхаю". Первый говорит: "А ты кем работаешь?". Второй: "Я ангел-почтальон". - "Странно. Я тоже ангел-почтальон. С земли таскаю пачками письма: "Спаси, Господи!", "Подай, Господи!", "Сохрани!", "Помоги!", "Выручи!". Второй ангел говорит: "Все понятно! А у меня другие послания: "Спасибо, Господи!", "Благодарю, Господи!".

И я решил заставить немного поработать второго ангела. Что-то засиделся он на своем облаке…

Никто не обещал, что это будет легко

Если в этом году Всевышний задался целью сделать Климковское путешествие длиной в 100 с лишним км экстремальным, то это у него определенно получилось. Перед Крестным ходом несколько дней шел дождь, и дороги размыло. Значительно повысился уровень двух речек, которые паломникам необходимо было преодолеть. Первая в районе брода оказалась глубиной по пояс, хотя в другие годы вода здесь не поднималась выше колена. Вторую надо было преодолевать по подвесному мосту, но впервые за много лет он оказался под водой. Перейти его, не окунувшись в воду, оказалось невозможно. Среди паломников были маленькие дети, часть путешественников несли огромные иконы, хоругви. Пришлось привлечь спасателей,   заручиться их поддержкой.

Задирать свою рясу выше пояса или идти в ней по воде отказалась молодая монахиня. Сотрудники МЧС перевезли христову невесту на резиновой лодке. Я в это время фотографировал переправу, и, увидев у меня в руках фотоаппарат, девушка закричала:

- Можно меня не фотографировать?

 Я сделал перерыв, перестал снимать. Монахиня, ступив на сушу, лихо вскарабкалась по крутому берегу. Позже она подошла ко мне и попросила прощения.

- За что? - не понял я.

- Ну, вы делали снимки, значит, вам зачем-то это надо было. А я не желала попасть в кадр. И фактически вам      запретила снимать некоторое время. То есть совершила над вами насилие. Простите меня за это…

 Я так и застыл с открытым ртом. Сам иногда стараюсь в жизни быть смиренным, так как считаю это качество одним из главных православных добродетелеей. Однако до такого уровня смирения мне еще расти и расти.

 Но это к слову. Продолжаю рассказ. В первый день дождь шел практически непрерывно, только перед обедом на пару часов выглянуло солнце, порадовало народ. То есть мы одолевали подвесной мост, когда вода была и внизу, и вверху.

 На второй день погода улучшилась. Последний, четвертый, денек был самым погожим. Но легче нам от этого не стало, поскольку возвращались мы обратно по той же размытой дороге. Разумеется, просохнуть она не успела. Так что Господь испытывал паломников в течение всего Крестного хода.

Но кто сказал, что труд во Славу Божью должен быть легким?

Убитые дети

Вообще-то Климковский крестный ход - не благодарственный, а покаянный. В конце XIX века в с. Елёво Кировской области погибли трое маленьких ребятишек.

В семье Егора Воронина было 8 детей. Жило семейство в бедности, практически в нищете. Однажды родитель послал 10-летнего и 12-летнего сыновей просить милостыню, а 9-летнюю дочь отправил смотреть за коровой. А сам убил трех младших детей, Дмитрия, Василия и Илью, и сжег их тела в печи.

Убийца умер полгода спустя в больнице от душевного расстройства, не дожив до суда. А в память о невинно убиенных было сооружено 3 часовни и организован крестных ход "Пламенные младенцы".

Во время гонений на церковь он был запрещен. Возродился чуть больше 20 лет назад. Паломники выходят из г. Светлая Холуница, останавливаются в           с. Климковка, далее их путь лежит в Елёво. Этого населенного пункта  сейчас не существует, но сохранилась полуразрушенная церковь Петра и Павла. От храма паломники направляются к месту гибели Дмитрия, Василия и Ильи, где установлен памятный знак. Здесь проходит панихида. После этого людей ждет ночевка в храме. Утром участникам Крестного хода пора в обратный путь, который проходит через Климковку и завершается в Светлой Холунице. В местном храме совершается служба, и паломники отправляются по домам.

Что с нами не так?

Но не все идут в Крестный ход, ставя своей задачей непременно покаяние. У людей разные цели. Некоторые просят за своих близких. Например, свою горестную историю рассказала мне паломница из Башкирии по имени Ольга.

Жили они с дочкой Кристиной в маленьком селе. Муж Ольгу давно бросил, поменял жену на спиртное. И вдруг оказалось, что Кристина очень хорошо разбирается в математике. Прямо вундеркинд. Она играючи выигрывала математические олимпиады.

Окончив школу, поступила на экономический факультет не самого престижного университета. "Красный диплом" и способности помогли девушке стать начальником отдела кредитования Уфимского филиала одного из московских банков. Зарплата была очень приличная. Скоро Кристина вышла замуж за хорошего, доброго парня, у них родилась дочь Регина.

Поскольку Кристине нужно было быстро вернуться на работу, с двухмесячного возраста за внучкой присматривала Ольга. Простая деревенская женщина даже представить не могла, что ее чадо сделает блестящую карьеру, успешно совместив ее с созданием семьи, и будет жить в достатке. Но это было только начало.

Кристину пригласили на работу в  столицу, на первых порах простым клерком. Через год она стала начальником кредитного отдела. И это были уже совсем другие деньги. По меркам Ольги, сумасшедшие. Пять лет понадобилось Кристине, чтобы накопить на двушку в центре. При этом все это время семейство не сидело на хлебе и воде. На работу она с супругом, подвизавшемся в строительстве и тоже неплохо зарабатывающем, ездили на иномарках. По два раза в год мотались за рубеж на экскурсии. Регина ходила в престижный детский сад, а в 7 лет ее отдали в платную частную школу. Она занималась в танцевальной секции, где за уроки брали умопомрачительные деньги.

И вдруг Кристина записалась в школу какого-то доктора, обещавшего сделать ее счастливой. Начали с мужем ездить на курсы, на тренинги по 3-4 раза в год. И подсели. Деньги стали уходить на оплату занятий, на проживание. Зарубежные поездки прекратились. Но если бы только это… Руководство банком не захотело терпеть сотрудницу, которой по 3-4 месяца в год нет на рабочем месте. Кристина потеряла работу. К счастью, супруг спохватился, стал посещать тренинги реже и удержался на предприятии.

Семье пришлось жить на его зарплату, но ее хватало впритык. И еще нужно было оплачивать курсы. Сначала тренинги "сожрали" иномарки. Потом семья сняла дом в Подмосковье, свою квартиру стала сдавать, а разницей оплачивать занятия школы для "счастливых". Что интересно - Ольга вынуждена была это признать - Кристина приезжала с курсов реально счастливая.

Регине пришлось уйти из частной школы и танцевального коллектива -   такие расходы семейный бюджет не потянул. От былого благополучия не осталось и следа. И при этом Кристина чувствует себя вполне довольной. Ей хорошо.

- Вот и получается, Сергей, что престижная высокооплачиваемая работа, квартира в Москве, любящий муж, дочь, заграничные поездки - это все было пустотой, - вздыхает Ольга. - Ощущения счастья не давало. А какая-то странная школа, похожая на секту, сделала дочь счастливой. И даже стремительно прогрессирующая бедность ее не смущает…

- Ольга, но не зря ведь говорят: "Не в деньгах счастье", - осторожно заметил я.

- Да над этой пословицей давно смеются! Все знают, что счастье именно в деньгах и связанных с ними материальных благах. Почему же в нашей семье всё вышло по-другому? Что с нами не так?

Ольга пошла в Крестный ход, чтобы попросить у Господа вразумить дочь. Может быть, у нее и получится… И ничего, что Крестный ход - покаянный. Господь услышит, что нужно.

Знакомые все лица

Приятно было увидеть в толпе паломников знакомые лица. Очень порадовала осетинская команда. В прошлый раз их было четверо, в этот - уже 6 человек.

Но самым настоящим сюрпризом для меня стала встреча с православным цыганом Яном, в крещении Ярополком. Он - житель Багаевского района. С Яном мы познакомились в Дивеево, и я тогда написал, что он - единственный цыган-паломник в Ростовской области. Но эта информация уже устарела. Теперь их двое. Вместе с Яном Крестный ход прошла его дочь, 15-летняя Земфира.

По цыганским законам она уже может выходить замуж. Но Земфира не торопится обременять себя семьей. Она учится в 10 классе, планирует сначала окончить школу, получить образование, а уж после этого настанет пора думать о браке. Такая вот суперсовременная цыганская девица. Тем не менее, неисчислимое количество предков Земфиры столетиями кочевали в кибитках по России. Тяга к дальним странствиям у девушки заложена в генах, и она легко прошла солидное расстояние. Проблему размытых дорог решила кардинально - сняла обувь и большую часть пути проделала босиком.

 Я с удовольствием пообщался с паломницей Светланой из Москвы. Она все крестные ходы идет с иконой возрастом больше 200 лет. Это семейная реликвия, досталась Свете от прапрапрабабушки. Как она объяснила мне, стоит икона начала XIXвека недорого, так как иконописец, работавший над ней, не входит в число "звезд". Но для Светланы она - всё.

- Так же, как и наша православная вера, - добавила женщина застенчиво.

- В смысле? - не понял я.

- Ну, материальной ценности вера не представляет, однако для верующих она - всё!

 А и правда…

Сергей Беликов.

Фото автора.