Previous Next

Место, куда хочется вернуться

Где остановилась дорога

Путешествие на воронежскую землю началось с одной фотографии из интернета. На снимке красовался Костомаровский Спасский храм. Необычайно теплый октябрь подогревал мое желание увидеть пещерный храм воочию. Уже через час я искала точку на карте и прокладывала маршрут.

В поездку решено было отправиться в ближайшие выходные. Заранее нашла на официальном сайте монастыря телефон и договорилась о ночлеге. Не вникая в подробности, выбрала самый дешевый вариант.

Навигатор отмерил мне 410 километров свободной дороги.  Ее основная часть проходила по родной трассе М-4 «Дон». Чуть более 100 км приходилось на живописные проселки Воронежской губернии.

Примерно через пять часов пути дорога привела к белокаменным воротам Спасского женского монастыря. Выхожу из машины, поднимаю взгляд на величественный вход, прислушиваюсь к звенящей тишине. Время здесь неощутимо. Это потрясает и завораживает одновременно. Чувствую, как непостижимые силы приглашают меня войти. Делаю шаг вперед.

Территория монастыря огромна и со вкусом облагорожена. Для прихожан созданы комфортные условия и уют. Высажены молодые ели, клумбы пестрых цветов, имеются лавочки и беседки в тени деревьев. Фонари - ночные стражники - установлены вдоль ровной дороги, идущей к храму Божией Матери «Взыскание погибших», построенному в 2000-х годах.  К услугам паломников и туристов - гостиница, трапезная, монастырская лавка.

Главной моей целью были уникальные пещерные храмы и кельи, расположенные внутри меловых гор во главе с красавцем Спасским храмом. Всего же в краях Дивногорья, Костомарово, Белогорья Воронежской области насчитывается приблизительно 40 подобных подземных сооружений. Большая часть находится в заброшенном состоянии. 

Меловые своды хранят тайны создателей

Их появление по сей день остается исторической загадкой и центром притяжения для путешественников со всей России. Доподлинно неизвестно, кем и когда были вырыты эти подземелья.

По одной из гипотез, рукотворные сооружения относятся к VIII веку. В тот период множество монахов бежали от иконоборцев в донские края. Скрываясь от преследований византийских императоров VIII-X веков, они прятались в меловых горах.  Здесь иконопочитатели создавали пещерные храмы, распространяли и укрепляли христианскую веру. Косвенным доказательством этому может служить поразительное сходство здешних пещер с подземными постройками Каппадокии (регион современной Турции).

Первое письменное упоминание о костомаровских пещерах появилось в конце XVIII века. Предположительно они являлись скитом соседнего Белогорского мужского монастыря. Пережил пещерный комплекс и хрущевские времена. Его пытались разрушить, придавали забвению, затворников расстреливали.

Возрождение началось в 1993 году, а в 1997 году здесь появились первые насельницы. Святая обитель разрослась до нынешнего состояния. Мне посчастливилось прикоснуться к тайне безымянных создателей, которую безмолвно хранят меловые своды и столпы пещерной обители.

Внутри пещерного храма прохладно. В полумраке горят живые свечи. Монахиня, вся в черном одеянии, склонившись у одной из стен, читает молитвы. Эхом они разлетаются во все потаенные узкие коридоры. Происходит полное погружение в себя. Чувства космические. В этом намоленном месте хочется прикасаться к толстенным стенам, пальцами считывая мысли праведников. В стенах храма высечены кельи для монахов-отшельников, которые вели затворническую жизнь и общались с верующими через небольшие окошки. Не знаю, как вы, но я так  точно не смогла бы.

Самая знаменитая из затворнических келий - Пещера покаяния. К сожалению, в тот день она была заперта. Возможно, это хороший повод вернуться сюда вновь. По преданию, в глубине этой кельи сидел старец, который проводил таинство исповеди. К нему приходилось идти по длинному темному коридору. И чем дальше, тем ниже опускался потолок, склоняя кающихся практически к земле. После покаяния человек возвращался обратно – к свету, с каждым шагом расправляя плечи, как бы сбросив с себя груз грехов. Такая особенность потолков, уверена, обладает  мощным психологическим эффектом.

Волшебство без лишних движений

Погрузившись в благостную атмосферу, я еще немного погуляла по окрестностям. Попробовала вкуснейший монастырский квас, рецепт которого держится в секрете. Поднялась к поклонному кресту на гору Голгофа. С высоты горы открываются удивительные просторы, белоснежные меловые узоры покрывают местные холмы. Забрела в небольшую часовню, воздвигнутую в память блаженного старца Петра (Еремеенко). Внутри часовни можно написать и оставить записку с сокровенным желанием.

Будучи человеком невоцерковленным, решила все-таки посетить вечернюю службу. Как турист. Как заблудший путник на этой дороге жизни. Монахини, шурша черными рясами, плавно стекались к храму Божией Матери. Темнело стремительно, усталость напоминала о себе. Ведь с дороги я так и не присела, жадно подпитываясь новыми впечатлениями. Монашеская лавка была уже закрыта, и я не успела купить платок, чтобы покрыть голову. Сестры проявили ко мне терпение и не «попросили» за дверь храма.

Вечерняя служба - необыкновенно красивый священный обряд. Движения монахинь спокойно-строги. Они действуют, как единый точный механизм: в нужный момент зажигают свечи, совершают хождения и поклоны, поют и читают тексты Священного писания. Не только молитвы, но, кажется, каждый предмет в храме наполнен глубоким смыслом и светом. На моих глазах вершилось волшебство!

До этого на богослужении я была лишь раз – в беззаботном детстве. Помню настоящее столпотворение верующих. Посмотреть на доброго батюшку и незаметно коснуться его золотого наряда мне никак не удавалось. В 6-7 лет я верила, если это сделать, то исполнится заветная мечта.

В ужасной тесноте был виден разве что высокий свод, расписанный библейскими сюжетами. От обиды я чуть не плакала. В этот момент стоявший рядом человек наклонился ко мне и произнес: "Нельзя обижаться. Это грех". То наставление я вынесла из церковных стен как истину.

Шесть пуль в истории

Удивительно, но после двухчасовой службы усталость улетучилась.Ума не приложу, как, находясь столько времени в храме Взыскание погибших, я не заметила главную святыню - Костомаровскую икону Божией Матери. Размером она в человеческий рост, на образе видны следы от пуль. По легенде, некий красноармеец шесть раз в упор стрелял в икону, целясь в лики Богородицы и младенца, но ни разу так и не попал.

Моим ночлегом оказалось здание бывшей школы. Свежий косметический ремонт не скрывал ползущих трещин на стенах, местами откровенно сыпалась штукатурка. Однако мебель была новой, постель – мягкой, а двойные оконные рамы хранили тепло комнаты. Сон долго не приходил, я думала об истории, которая рано или поздно расставляет все по местам: советские правители боролись с Церковью, уничтожали православные храмы. По иронии судьбы, место, где я нахожусь, - постройка советских времен. Теперь она служит скромным ночлегом для паломников в Костомаровский женский монастырь.

Безусловно, Костомарово – особенное место. Сюда за покоем и красотой стремятся путешественники всех мастей – паломники, историки, фотографы, любители природы.

...Когде я покидала монастырь, в груди защемило. Обитель меня не отпускала. Она согревала и понимала. А это больше, чем я ожидала от поездки.

Екатерина Замулинская. Фото автора.