Previous Next

35 лет чернобыльской трагедии: Пока жива память - живы герои

35 лет прошло с момента трагедии, произошедшей на Чернобыльской АЭС. Той самой страшной катастрофы в истории атомной энергетики. Авария коснулась более 4 млн. человек. Жизнь многих разделилась на до и после. В локализации и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы были задействованы более 600 тысяч специалистов министерств и ведомств, кадровых военнослужащих и призванных из запаса.

В 1987 году на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС был направлен и Александр Журавлев. Сегодня его нет в рядах соотечественников, но память об этом самоотверженном человеке жива. О том, каким он был, нам рассказала Екатерина Владимировна, вдова Александра Александровича.

…Ничто не предвещало беды, ведь было мирное время. Трудился мой муж на заводе металлоизделий (ЗМИ) травильщиком. Но однажды в почтовом ящике обнаружил повестку, с которой он должен явиться в военкомат. Задача стояла перед ним сложная - нужно было ехать на ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС в пределах 30-километровой зоны. Он четко понимал свою ответственность. Оставив меня и двух дочерей, отправился по назначению.

И начались будни, сопряженные с риском для жизни. Труднее всего было собирать осколки с крыш. Вот на этот участок он и попал. Эта работа была необходимой. Техника отказывалась работать, радиация быстро разряжала аккумуляторы. Разгребать завалы пришлось людям. Работали по нескольку минут, дольше было нельзя находиться, опасность была высокой: человек мог получить максимальную дозу за полчаса. Приходилось убирать графит, разбитые фрагменты трубок с ядерным топливом и прочее.

Каждый ликвидатор, каждый спасатель, соприкасаясь с этими обломками, за 30-60 секунд облучался в дозе 40 бэр и больше (25 бэр считались пределом допустимого облучения). Ликвидаторы трудились в защитной одежде, использовали респираторы и фартуки из резины. В опасных зонах находились по 40 секунд. Они успевали сделать только два черпка лопатой.

Для очистки крыши им приходилось постоянно меняться. На смену одним приходили другие. Участники уборки могли подняться на крышу только один раз. Ценой невероятных усилий ликвидаторы шли к достижению цели. Они были одержимы и хотели доказать, что  могут многое, проверяли свои силы.

Письма домой писал регулярно. Никогда нам не жаловался, что ему тяжело и находиться там опасно, а только беспокоился о семье. Все справлялся о своих родных, как мы там без него.

По натуре человек он добрый, отзывчивый, хороший семьянин. Таким его знали на производстве. Не раз награждали почетными грамотами. Его портрет украшал городскую Доску почета как передовика производства.

А тем временем из воинской части в Чернобыле приходили в семью и на завод благодарственные письма в адрес мужа. Был награжден он медалью «За спасение погибших», а также памятной медалью о ликвидации катастрофы на ЧАЭС.

После выполнения своего долга Александр Александрович Журавлев вновь вернулся на завод, работал слесарем, пока не вышел на пенсию. Но последствия аварии и то, что пять месяцев находился на чернобыльской земле, сказалось на его здоровье. В 1996 году получил инвалидность, а позже перенес еще и две операции.

С товарищами по Чернобылю он обязательно встречался, и не только в памятный день. Вместе они всегда вспоминали ушедшее прошлое, жили настоящим и верили в то, что больше такой беды не случится никогда.

Вот так один день может изменить всю дальнейшую судьбу человека. По сути, он из породы долгожителей, но случилось иначе. В 66 лет, в феврале 2014 года, Александр Александрович ушел из жизни, оставив о себе светлую память.Теперь подрос внук, и он рассказывает о своем деде геройскую историю мирного времени.

Людмила Кравченко.