Previous Next

35 лет чернобыльской трагедии: Чернобыль стал его испытанием на прочность

В гостях у нашей газеты - стойкий духом человек Юрий Викторович Лубенский. Он был среди тех почти 600 000 человек, которые принимали участие в аварийно-спасательных и восстановительных работах на Чернобыльской атомной электростанции.

 

- Расскажите, где вы родились, где служили, кто по образованию...

- Я родился 26 июля 1960 года в Красном Сулине, учился тоже тут, окончил автошколу. Работал на ЖБИ, водителем на хлебозаводе. Потом отправился служить в Туркмению, в 150 или 200 километрах от Кушки, точно не помню. Была такая поговорка у нас в учебке: есть в Союзе три «дыры» – Термез, Кушка и Мары. Откуда она пошла, не знаю, но то, что пользовалась популярностью, это точно. Видимо, не за чудный климат и не за курортные условия службы эти три точки на карте народная молва прозвала так.  Окончил службу в звании сержанта.

- Кем вы работали до того, как пришлось участвовать в ликвидации аварии?

- Я всю жизнь за рулем. А родители мои были рабочими в мартене, именно они посоветовали пойти на завод в прокатный цех. Сначала я попал на прокат арматуры, а позже перевелся на чистовую обработку вальцовщиком на проволоке, понравилось, там и работал.

- Как вы стали участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС?

- Мне пришла повестка из военкомата. С завода во время трудового дня забрать не могли, а стоило вернуться с ночной смены, как ко мне домой пришли из военкомата. Пришлось быстро собраться и отправиться в зону чрезвычайной ситуации. Даже на работе никого не успел предупредить.

- Сколько вы пробыли в Чернобыле, что вам приходилось делать на месте аварии?

- Я был шофером. Мы посменно с напарником возили плиты в Припять. После аварии отмывали здания от радиационной пыли, а верхний слой земли снимали грейдерами, часто вручную лопатами, грузили в машины и вывозили в могильники, где накрывали плитами, которые доставлял я. Происходило это на всей территории атомной электростанции, и в Припяти тоже. Работал в ночную смену, так мне было легче, смена моя длилась 12 часов. Нам сказали, что отправят нас домой, как только плиты закончатся. Так и вышло. Пробыл в Чернобыле я больше двух месяцев.

Удивило меня отношение после возвращения, когда я прибыл в контору с документами. Меня спросили, где я был. Не ожидал такого вопроса, оказывается, на работе и не знали, что я отправлен в зону отчуждения.

- Как вы чувствовали себя после возвращения домой? Как боролись с последствиями воздействия радиации на свой организм?

- В то время мне было около тридцати лет, я не отдавал особого отчета в том, как я себя чувствую, с чем связано то или иное недомогание. Жил, работал. Но воздействие радиации бесследно не проходит, это точно.

- Как отнеслась ваша семья к тому, что вы были в эпицентре?

- На тот момент я был в первом браке, конечно, жена беспокоилась и поддерживала во всём.

- Есть ли у вас награды?

- Памятный знак «Участник ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, памятная медаль «25-летие ликвидациии аварии на ЧАЭС», медаль к 80-летию Вооруженных сил СССР «За нашу советскую Родину», медаль «За отличие в ликвидации последствий ЧС», медаль Союза «Чернобыль» России, нагрудный знак «26 апреля - День памяти погибших в   радиационных авариях и катастрофах 1986-2001».

- Сейчас, по прошествии стольких лет, вы жалеете, что всё сложилось так?

- Конечно, хотелось бы избежать поездки туда, ведь как бы я себя на тот момент ни чувствовал, я был сильным молодым парнем, но все равно радиация негативно влияет на человека и его будущее. У меня родился сын, на его здоровье это отразилось. Дети, рожденные после Чернобыля, не попадали в армию. Несмотря на все подтверждающие документы, моего сына отправили в Батайск, пришлось ехать с ним, и только там, посмотрев внимательно документы, его отправили домой. Всегда приходилось подтверждать и доказывать свою причастность к той техногенной катастрофе. Но все-таки я получил квартиру, получаю пенсию. По удостоверению «чернобыльцам» положено было обслуживание вне очереди в магазинах, бывало так, что приходилось выслушивать в свой адрес неприятные вещи, обвинение в том, что мы купили себе эти корочки. Это было очень неприятно. Я бы с удовольствием отдал все документы, награды, только бы вернуть здоровье. Дороже его нет ничего.

- Как вы живете сегодня, кто рядом с вами?

- Я живу вместе со второй женой, увы, около года назад у нее случился инсульт. Я поддерживаю ее и стараюсь вернуть ей желание бороться, двигаться, поправляться. Был в моей жизни случай, когда мне пришлось перенести черепно-мозговую травму, даже делали трепанацию черепа, я был частично парализован на левую сторону. Тогда жена  заставляла меня взять себя в руки и противостоять недугу, реабилитация не бывает легкой. Заново учился через силу вставать, ходить, что-то делать по дому. У меня это получилось. Вот и теперь я повторяю жене ее фразы, которыми она мне тогда помогала. Всегда стараюсь приходить к дочери, помогать по хозяйству. В характере моем - ко всему относиться с позитивом, юмором. А на все вопросы о самочувствии я отвечаю с улыбкой. Не привык вешать нос, нельзя останавливаться. Я всегда стараюсь быть в тонусе, что-то делать, не пью лет двадцать пять, просто считаю это лишним. Хочу быть здоровым, чего и всем желаю.

- Вы встречаетесь с ликвидаторами чернобыльской аварии, поддерживаете отношения?

- Да, мы на связи. Собираемся, но нечасто. Конечно, главный день, когда мы встречаемся, - 26 апреля. Ежегодно мы приходим к мемориалу на митинг, надеюсь, что в этом году пандемия нам не помешает встретиться. Меня часто спрашивают, почему я не ношу награды на груди. Да не привык я бряцать ими. Не стесняюсь, просто не нуждаюсь в демонстрации.

- Спасибо за встречу, спасибо, что принесли и показали свои награды. Было очень приятно с вами познакомиться.

В дело ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции Юрий Викторович Лубенский внес достойный вклад, как и многие, кто и в этом году будет вспоминать те события. Ликвидаторы ЧС часто вспоминают друзей, которых уже нет в живых, и напоминают юному поколению о том, что важно не допустить страшных техногенных катастроф, последствия которых эхом отзываются не в одном поколении.

Справка «КВ»

26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции, расположенной на севере Киевской области, прогремел мощный взрыв, сорвавший крышку реактора и открывший выход в небо гигантскому радиоактивному облаку, которое прошло над всей европейской частью бывшего СССР, Восточной и Северной Европы и достигло побережья США. Произошла страшная авария, в результате которой радионуклидами было загрязнено свыше 145 тысяч квадратных километров территории Украины, Белоруссии и России, пострадали около пяти миллионов человек.

Анна Ревенко. Фото автора.